Connect with us

Группа Cream Soda — о новом альбоме, криках «Уходите!» и неплохой песне Бузовой

Герои

Группа Cream Soda — о новом альбоме, криках «Уходите!» и неплохой песне Бузовой

Реклама

Cream Soda: Илья Гадаев, Анна Романовская, Дима Нова

31 июля группа Cream Soda выпускает шестой альбом «Интергалактик», написанный за время самоизоляции. По такому случаю мы пообщались с участниками: Анной Романовской, Димой Нова и Ильей Гадаевым.

О ярославском трио Cream Soda затрубили как о мультижанровом прорыве (ребята охотно экспериментируют со звучанием) еще два года назад. За это время они выпустили альбом «Комета» с пророческим гимном отмененным тусовкам «Никаких больше вечеринок», вдохнули вторую жизнь в трек «Плачу на техно» и обескуражили публику не одним клипом, придуманным Александром Гудковым и командой Fastfoxes. Мы показывали свежее видео «Сердце Лед» в середине июля, а теперь, в преддверии выхода альбома-«транс-оперы», встретились с самими музыкантами.

За три недели до релиза альбома вы выпустили клип на песню «Сердце Лед», в котором Анну крадет с концерта и берет в жены рептилоид Easy Fresh Кукушкин. Сколько раз сценарии, которые предлагали Александр Гудков и Fastfoxes для ваших клипов, казались вам полным бредом?

Дима: Шесть раз. Шесть раз мы не понимали, как идеи Fastfoxes сочетаются с треком, который мы написали. Но Саша всегда доходчиво объясняет, при чем тут рептилоиды и так далее.

Кстати о рептилоидах. Изначально главную мужскую роль в клипе должен был играть Рустам Рептилоид из «Что было дальше?», так как слово плотно ассоциируется с ним. В последний момент Рустам отказался от съемок. Я понимаю, что вы на него не обиделись, но не было ли хотя бы на долю секунды ощущения, что и дальше все пойдет не так, как вы планировали?

Дима: А кто сказал, что мы не обиделись?

Вы в разговоре с «Медузой».

Дима: Обманули.

Илья: Не обиделись мы.

Дима: Я обиделся.

Илья: Но ощущения, что все рухнет, не было, потому что все в руках у команды Гудкова, которая при любом раскладе сделает круто.

Тем не менее в клипе Рустам появился — его фотография висит на доске Сергея Дружко. Специально не сняли ее или просто забыли?

Дима: Режиссер клипа Гриша Шатохин просил никому не рассказывать про Рептилоида, вообще не делать на этом акцент, но мы почему-то ляпнули. Еще и фотку забыли снять, да.

Вы говорили, что впечатления о хорошей песне можно испортить неуместными или выпуклыми рекламными интеграциями в клипе. В «Сердце Лед», по-моему, их две: сервиса по доставке еды «Самокат» и «Ситимобил». От каких предложений вы отказываетесь?

Дима: Обычно мы говорим уверенное «да» всему, что связано с едой.

Илья: Ну нет. Мы же отказываемся от пельменей.

Анна: Да. Это стремная тема.

Илья: А «Кагоцел» чем не еда? Отказались.

Дима: Нам предлагали что-то придумать со съедобными трусами в клипе «Уйди, но останься». За большие деньги. Но мы отказались, потому что это пошло.

Фото: пресс-служба

В одном интервью вы сказали: «Не надо становиться коммерсом. Музыку, которая делается за деньги, сразу видно и слышно». Где проходит грань между коммерциализированной и некоммерциализированной музыкой? Если ты делаешь крутую музыку, она априори станет коммерциализированной, потому что дойдет до слушателей и обретет популярность.

Дима: Видите, вы сами ответили на вопрос. (Смеется.)

Илья: Грань простая: если вам хочется под музон кальян покурить, эта музыка коммерциализирована.

Дима: Хорошо объяснил. В тот момент, когда под твою песню захотелось заказать кальян, — пиши пропало.

Анна: Да-да, это маркер коммерческого саунда.

Дима: Какое слово крутое, «маркер»!

Илья: Это Маркер де Карабас.

Новый альбом «Интергалактик» вы написали на самоизоляции. Работа музыканта предполагает затворничество, и вы и без карантина проводите большую часть времени в студии. Но не снизился ли КПД на карантине? Мол, раз вся индустрия встала, работы нет, можно позволить себе расслабиться?

Илья: Наоборот. Раньше у нас времени не было на написание нового материала, а сейчас оно появилось, и мы сделали все, что хотели.

Дима: Мы жадные до писанины.

Анна: Плюс мы себе поставили четкую цель. Время надо было использовать по назначению. В конце концов это отвлекало от обстановки в мире и дурных новостей.

Дима: От мыслей о смерти.

Анна: Все бездельничали, а мы были при деле. Под «всеми» имею в виду тех, кто не мог работать на удаленке.

Дима: Бездельники поневоле, назовем их так.

Расскажите про концепцию альбома: он разделен на пять глав…

Дима: Мы любим экспериментировать с разными жанрами. Здесь мы выбрали транс и наложили на него все свои умения в хаус-музыке, R&B, все смешали — получилась история в пяти частях.

Илья: Все началось с того, что у нас был трек, не подходивший альбому, который мы писали до «Интергалактик». Очень крутой, трансовый. Вокруг него мы набросали пять идей и решили, что вполне может получиться транс-опера. Не EP, не синглы, а оформленное произведение. Концепцию придумал Вадик Селезнев из Fastfoxes.

Анна: Не только придумал, но и записал, как должна звучать история. Уже потом ее озвучил профессиональный чтец.

Дима: Официальный голос Мэттью МакКонахи в России.

Вы регулярно выпускаете альбомы, но это огромный труд. Почему предпочитаете их системе синглов?

Дима: А мы планировали этот год посвятить только синглам, но вмешалась пандемия. Думаю, синглы выпускаются из-за нехватки времени, плотных гастрольных графиков, съемок.

Илья: Альбом всегда выигрышнее, потому что это целостное произведение.

Дима: А синглы — фастфуд.

Реклама

Анна: Альбомы — гурмэ.

Вы очень дотошно относитесь к написанию песен, долго подбираете слова. Над какой песней работали дольше всего?

Дима: Как-то три дня корпели над строчкой для альбома «Красиво». По-моему, она в треке «Уйди, но останься». Долго не получалось сформулировать идеальную фразу, но мы были бы недостойными музыкантами, если бы схалтурили.

В игре для YouTube-канала GQ вы обмолвились, что выступали как-то в пустом зале. Есть ли выступление, за которое стыдно? Ну, или было бы лучше, если бы его не было.

Дима: Мы имели в виду первый выездной лайв в Сочи. Не совсем пустой зал — пришли наши друзья. Было это в ресторане…

Анна: Кальянной, я бы даже сказала.

Дима: Богатые люди одаривали Аню бутылками шампанского, цветами, десертами. У Ани был стол для подношений. После выступления мы собрали весь алкоголь и ушли на пляж встречать рассвет. Было душевно.

Илья: Прямо провалов не было. Было такое, что после трека в зале стояла гробовая тишина.

Анна: И нам сказали: «Уходите».

Дима: Надо проговорить контекст. Это было благотворительное мероприятие Саши Петрова «Эстафетное интервью» в Театре Ермоловой. Гудков и Галкин брали друг у друга интервью, много шутили, публике нравилось — в зале было очень много бабулек. А вот Cream Soda их не торкнула — звали Максима обратно на сцену.

Анна: Нам прокричали: «Мы вас тут не ждали, уходите!»

Дима: На последнем треке Саша и Макс вышли танцевать. Немного кринжовая ситуация, но они нас вытащили.

Фото: пресс-служба

А перед кем бы вы ни за что не выступили, если говорить о корпоративах?

Анна: Я знаю, где мы точно откажемся выступать.

Дима: Где? В дельфинарии?

Анна: И в сауне.

Easy Fresh (менеджер группы): Про отказы лучше скажу я, потому что ребята не знают девяносто процентов того, что происходит вокруг букинга. Мы не выступаем на днях рождения, свадьбах, потому что это некруто. На дне рождения футболиста тоже не выступим, потому что друзей не хочется терять. На таких мероприятиях тобой вертят, как хотят. Никакие деньги не отменят того, что ты, образно говоря, продал жопу.

Анна: На таких мероприятиях ты — обслуживающий персонал, а не артист.

Дима: Это обидно, когда гонорар меньше 10 млн руб. А когда больше, вовсе не обидно, даже приятно. (Смеются.)

Easy Fresh: Еще отказываем людям, хоть сколько-нибудь относящимся к политике, — чтобы автоматически не занять ту или иную сторону. Мы сохраняем нейтралитет. Музыка нужна для того, чтобы идти в параллель политике, а не агитировать народ.

Дима: Многие артисты, соглашаясь на такие корпоративы, становятся заложниками ситуации и потом оправдываются в интервью Дудю.

Реклама

Easy Fresh: Но мы никого не осуждаем.

Кстати про позицию. У вас же есть трек про отмену фестиваля Outline «Время против нас». То есть вы, при всей аполитичности, реагируете на несправедливость. Насколько музыкант может оставаться аполитичным в 2020-м году? И не возникало ли мысли все-таки написать песню на злобу дня?

Дима: У нас позиция одна: когда дело доходит до отмены свободы слова, до цензуры, то искусство и музыка, равно как и общество, начинают деградировать. Отменять музыку нельзя, вводить цензуру нельзя — это гигантский шаг назад.

Анна: Мы вообще не задумывались пока над околосоциальным треком. В ближайшее время ждать от нас его бессмысленно.

Это обидно, когда гонорар меньше 10 млн руб.

К более позитивной теме. В TikTok прошли челленджи под треки «Никаких больше вечеринок» и «Плачу на техно», теперь вот пользователи снимают видео под «Сердце Лед». Конкретно для вас TikTok — важная площадка для продвижения музыки?

Easy Fresh: Сегодня есть огромное количество инструментов, в частности соцсетей, позволяющих достичь наиболее плотного контакта с аудиторией, и TikTok в этом ряду невозможно игнорировать. Нам правда важно, чтобы люди могли откликаться. Пусть даже негативно. Негатив — тоже фидбек. Челленджи нужны элементарно для того, чтобы видеть эти сотни, тысячи человек, танцующих под треки, что было особенно актуально в период пандемии. И, конечно, нельзя не признавать, что TikTok — мощный бизнес-инструмент. А зашоренные взгляды типа «да там одни малолетки сидят!» мешают увидеть всю площадь, скажем так, поле, которое предстоит вспахать и засеять урожаем.

Вы активно выступали онлайн во время карантина. Как вам этот опыт и насколько Cream Soda пострадала за время пандемии?

Easy Fresh: Мы потеряли примерно 70% прибыли. Да для всех музыкантов урон колоссальный. Это невозвратная история. Но, с другой стороны, группа выпустила сингл как раз на злобу дня, написала альбом…

Дима: Можно, пожалуйста, перебью? Соль в том, что мы не успели откатать тур по предыдущему альбому «Комета». А сейчас он будет уже неактуален.

Анна: А насчет онлайн-концертов у меня одна ассоциация — как будто снимаешься в длинном клипе на 12 треков. В принципе, к этому быстро привыкаешь — на втором концерте я уже не нервничала. Просто воображала себе зрителей, реакцию. Это непросто, немного напоминает шизофрению: стоишь и додумываешь, а как публика отреагировала бы? Творчество же существует благодаря и ради обратной связи. Игра в одни ворота в моем представлении с ним не особо сочетается.

У вас часто спрашивают, что вы сами слушаете. Обычно получаются эталонные плей-листы, что естественно. А можете что-то стыдное включить, какую-нибудь Бузову?

Анна: Нет, не можем. (Смеются.)

Дима: У нее инстаграм закрыт, отрезала себя от мира. Не дает шанса прикоснуться к своему творчеству. На самом деле я включил «Водицу», но после того, как в Mutabor прозвучал классный микс на нее. Я послушал и остальную ее музыку, потому что надо быть в курсе всех участников среды, в которой варишься. На фоне других ее песен «Водица» даже неплохая.

Группа «Хлеб» — о падениях в зал, джингле Дудя и работе с Little Big

Источник

Продолжить чтение
Реклама
Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше в Герои

Реклама

Популярные

Реклама
Вверх